Музейно-исторический информационный портал

Музейно-исторический информационный портал

Московский Кремль. Искусство быть невидимым

  • 07 февраля 2017 |
Эскиз маскировки Московского Кремля
Эскиз маскировки Московского Кремля

Что такое маскировка? Это хитрость и сноровка. Различные словари, говоря о маскировке в военном деле, определяют ее как комплекс мероприятий по введению противника в заблуждение. Относительно чего? Наличия и расположения войск, военных объектов, предполагаемых действий, а также планов командования. Искусству маскировки столько же лет, сколько самому человечеству, поскольку человечество воюет всю свою историю.

Замаскировать можно как одного бойца, отправленного с заданием в тыл врага, так и огромный объект, расположенный в известном целому миру месте, причем замаскировать так, что найти его с воздуха будет весьма затруднительно. Этот рассказ посвящен одной из малоизвестных страниц Великой Отечественной войны — истории маскировки главной крепости страны, Московского Кремля.

Сам факт маскировки Кремля общеизвестен. Но в чем она заключалась и какие особенности имела? Кто разработал систему маскировки, в какие сроки она была осуществлена? Обо всем об этом до недавнего времени имелись фрагментарные сведения. Лишь небольшое количество черно-белых фотографий давало самое общее впечатление об облике основной государственной резиденции нашей страны в военные годы.

Гриф секретности с подлинных эскизов и чертежей, по которым выполнялась маскировка Московского Кремля, был снят совсем недавно. Эскизы были подготовлены группой архитекторов под руководством Бориса Михайловича Иофана, талантливого архитектора, лауреата Сталинской премии. Широко известны его проекты — «Дом на набережной» в Москве, павильоны СССР на всемирных выставках в Париже и Нью-Йорке, станция метро «Бауманская», комплексы институтов и жилых массивов в столице и другие замечательные работы. Но мало кто знает, что в годы Великой Отечественной войны группа архитекторов под его руководством в кратчайшие сроки разработала план маскировки одного из самых известных и при этом самых закрытых объектов нашей страны — Московского Кремля. Этот план до сих пор хранится в Инженерно-техническом архиве ФСО России и представляет собой кальки и чертежи, выполненные вручную, причем некоторые из которых достигают нескольких метров в длину.

Первый раз они демонстрировались широкой публике в виде копий в 2010 году на выставке «Армия и общество» в Центральном Манеже. Затем часть эскизов была опубликована в книге «Московский Кремль в годы Великой Отечественной войны», вышедшей в 2010 году. В последующие годы на различных выставках экспонировались копии и даже подлинные эскизы чертежей, и можно с уверенностью утверждать, что они — уникальный исторический источник, благодаря которому сегодня мы можем представить облик Кремля военной поры практически во всех деталях.

  • camouflage-kremlin-08Маскировка Московского Кремля. 1941 г. Реконструкция 2010 г.

Впервые идею создания системы маскировки для Московского Кремля выдвинул его комендант — генерал-майор Николай Кириллович Спиридонов. В мае 1939 года он подготовил записку в ЦК ВКП(б) с предложением о разработке мер по маскировке и организации воздушной обороны объекта. Он совершенно обоснованно считал, что Кремль, который является государственной резиденцией, в случае ведения боевых действий неизбежно станет объектом вражеского нападения с воздуха. Цель неприятеля здесь ясна и очевидна —  нарушение руководства всей страной. Комендант предложил усилить противовоздушную оборону центра столицы и Московского Кремля, а также разработать его маскировку «в целях приспособления его к предстоящим военным действиям». Однако руководство государства, как ни странно, отреагировало на это обращение крайне сдержанно, и никаких практических действий не последовало.

В первой половине января 1941 года началось развертывание средств ПВО в столице. 54 боевые позиции были размещены в пределах Садового кольца в непосредственной близости от Московского Кремля (на Тверском бульваре, Охотном ряду, на улице Горького и Арбате и в других местах). Но началась война, и первые же бомбардировки Москвы летом 1941-го показали, что это не сделало небо безопасным. Удивительно, но к началу войны не существовало ни системы эффективной и надежной воздушной обороны Кремля, ни даже проектов его маскировки. Все эти столь важные, казалось бы, работы развернулись уже после нападения фашистской Германии на Советский Союз.

26 июня 1941 года, спустя четыре дня после начала войны, комендант Московского Кремля Н. К. Спиридонов снова представил соответствующую записку, на этот раз — заместителю Председателя СНК СССР, наркому внутренних дел СССР Лаврентию Павловичу Берии. Он предлагал безотлагательно приступить к маскировке Московского Кремля и прилегающих к нему территорий. Требовалось немедленно создать условия, которые затруднили бы противнику поиск с воздуха главной резиденции советского правительства на фоне Москвы. В противном случае прицельное бомбометание по нему становилось неизбежностью. К этой записке комендант приложил проект плана маскировки Московского Кремля, подготовленный группой архитекторов академика архитектуры Б. М. Иофана.

  • camouflage-kremlin-01Аэрофотосъемка Московского Кремля

9 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны СССР утвердил постановление «О создании службы маскировки при Московском совете». Этот документ обязал Моссовет обеспечить маскировку таких объектов, как оборонные заводы, водопроводные станции, Кремль, Центральный телеграф, нефтехранилища и городские мосты. Уже на следующий день, 10 июля, вышло постановление СНК РСФСР «О проведении мероприятий по маскировке объектов на территории г. Москвы». И маскировка правительственной резиденции в кратчайшие сроки была выполнена силами Управления Коменданта Московского Кремля (УКМК) и военнослужащими Полка специального назначения.

Представленный план был утвержден 14 июля 1941 года, а часть эскизов, рабочих чертежей по маскировке кремлевских зданий и сооружений были подписаны Б. М. Иофаном только 23 июля, когда немцами были проведены две ночные бомбардировки столицы и Кремля. Итак, первые работы по маскировке Московского Кремля начались 28 июня, а закончились они к 1 августа.

Нужно сказать, что задачу предстояло решить тяжелейшую, поскольку Московский Кремль представлял собой весьма сложный объект.

  • Во-первых, архитектурный ансамбль крепости выделялся на фоне столицы, являясь самостоятельной территорией, отделенной от города стенами и башнями, площадями и рекой.
  • Во-вторых, наиболее характерные здания Кремля — соборы с позолоченными куполами, а они безусловно являлись прекрасным ориентиром для наведения цели с воздуха.
  • В-третьих, прочие кремлевские здания на фоне пестрых фасадов и красных крыш столицы резко выделялись однообразной окраской фасадов в светло-желтый, а крыш — только в зеленый цвет.
  • В-четвертых, из-за недостаточной плотности застройки, особенно по сравнению с прилегающими районами города, при воздушном наблюдении были видны целые фасады кремлевских зданий.
  • И наконец, в-пятых, с воздуха были прекрасно видны большие участки зеленых насаждений, ведь сады в таком количестве в центральной части Москвы отсутствовали.

  • camouflage-kremlin-06Эскиз маскировки Московского Кремля

Первый вариант маскировки — плоскостная имитация.

Она предполагала перекраску крыш и открытых фасадов всех кремлевских зданий и стен под городские здания, что и стало немедленно реализовываться. Раскрашивались фасады, прорисовывались целые улицы, будто бы ведущие через центр города, но проходившие на самом деле буквально через стены Кремля. Были погашены знаменитые звезды на башнях, впоследствии их закрыли деревянными щитами. С позолоченных куполов соборов сняли кресты, а блеск их был скрыт при помощи декоративных мероприятий. Провели имитационную окраску и присыпку городских кварталов на Манежной и Красной площадях, в районе Васильевского спуска и на Ивановской площади в Кремле. Даже Государственный универсальный магазин (ГУМ) и примыкающие к нему здания временно утратили свой первоначальный облик, органично влившись в иллюзию обыкновенного городского района.

  • camouflage-kremlin-13Эскиз маскировки Троицкой башни Кремля

Второй вариант маскировки — объемная имитация.

Чтобы дезориентировать противника, на территории объекта создавались целые ложные городские кварталы с комбинацией различных макетов. В Александровском саду (по наружному контуру), на Красной площади, в Тайницком саду и на откосе, а также в Большом сквере в Кремле выстраивались макеты зданий по типу городских. Чтобы оценить масштаб проведенных работ, достаточно представить себе, что над Мавзолеем был собран макет трехэтажного городского дома. А часть Тайницкого сада и трибуны Мавзолея перекрывались подвешенными полотнищами, раскрашенными под столичные крыши.

Вскоре центр столицы стало буквально не узнать. Эффективность маскировки оценивалась систематическим воздушным наблюдением и аэросъемкой с боевых высот. И нужно сказать, что цель была достигнута. Как плоскостная имитация, так и объемное декорирование оказались одинаково действенны и в ночных, и в дневных условиях, правда, пока только для бесснежного периода. Но очень быстро выяснилось, что объемная имитация дает больший эффект, ведь макеты отбрасывали естественную тень, что сбивало с толку немецких летчиков.

Конечно, имитацией городских кварталов дело не ограничилось. На крышах Оружейной палаты, Арсенала, Большого Кремлевского дворца и корпусов № 3 и 14 были размещены зенитные пулеметные точки, а в районе Большого сквера Кремля установлены две зенитные батареи корпуса ПВО: одна — среднего калибра, другая — мелкокалиберная. Стараясь предусмотреть и уменьшить вероятные потери, Комендатура Московского Кремля принимала все возможные превентивные меры.

  • camouflage-kremlin-03Мавзолей Ленина замаскированный под жилое здание

Тем не менее разрушения и потери от налетов немецкой авиации стали реальностью. За годы войны Московский Кремль подвергся восьми бомбардировкам. В 1941 году — пять раз и в следующем, 1942 году — три раза. Последняя бомбардировка объекта зафиксирована 29 марта 1942 года.

Первый налет на Москву, в том числе и на Московский Кремль, был совершен в ночь с 21 на 22 июля 1941 года. Одна из бомб фугасного действия весом в 250 килограммов, начиненная аммоналом, попала в Большой Кремлевский дворец, пробив крышу и потолочное перекрытие Георгиевского зала. Но случилось чудо — бомба не взорвалась. Дойдя до пола зала, она развалилась на части, образовав бесформенную воронку. Пробитое снарядом отверстие в крыше в диаметре составило полметра, а в потолке — практически метр. Свод первого этажа под Георгиевским залом дал трещины и откол весом около 60 килограммов, однако выдержал. Конечно же, если бы произошел взрыв, то большая часть Георгиевского зала и соседних с ним помещений были бы уничтожены. Но в тот день Большой Кремлевский дворец действительно хранил кто-то свыше. Потому что на чердаке дворца была найдена другая неразорвавшаяся бомба — термитная (зажигательная) весом в один килограмм.

На склон Тайницкого сада, буквально в тридцати метрах от Большого Кремлевского дворца, упала фугасная бомба весом в 50 килограммов, которая взорвалась, не причинив никакого ущерба и лишь оставив воронку диаметров в пять, а глубиной в два метра. Кроме того, были сброшены еще несколько зажигательных бомб весом в один килограмм, но, к счастью, вреда не нанесли и были вовремя погашены. Только в районе Комендантской башни упала, ударившись о кремлевскую стену со стороны Александровского сада, наливная зажигательная бомба весом 25 килограммов, горючее из которой разбрызгалось, но не воспламенилось.

Самые сильные разрушения и большие человеческие жертвы принесли бомбардировки Кремля 12 августа и 29 октября 1941 года.

12 августа в Арсенале взрывом разрушило всю восточную часть здания, серьезно пострадали расположенный во дворе Малый гараж, общежития подразделений гарнизона, склады, столовая и кухня УКМК. В тот день пострадали 68 человек, из них 15 — убиты. 13 человек не были найдены вообще.

29 октября 1941 года, в момент выхода подразделений из Арсенала в бомбоубежище, вражеский самолет сбросил на территорию двора бомбу фугасного действия весом предположительно в 500 килограммов. Этот налет принес самые большие потери среди личного состава гарнизона. Тогда пострадали 146 человек, из них 41 человек убит, а четверо не найдены. Малый гараж был окончательно разрушен, как и помещения, расположенные на нижнем этаже Арсенала, и две арсенальные лестницы, выходящие во двор. Во внутренних помещениях возник пожар, усугубивший и без того тяжелую ситуацию.

В результате за первые два года войны гарнизон Кремля потерял от бомбардировок убитыми, пропавшими без вести и умершими от ран 94 человека, были тяжело ранены 88 и легко ранены 76 человек. Стоит ли говорить, что если бы не проведенные вовремя работы по маскировке центра столицы, налетов на Кремль было бы значительно больше, а последствия их — куда печальнее?

Всего за этот тяжелый военный период к столице удалось прорваться 338 самолетам врага, что составило четыре процента от всех налетавших на город бомбардировщиков. Средствами ПВО на подступах к Москве уничтожены 1086 самолетов противника.

  • camouflage-kremlin-15Детальное описание маскировки куполов

Безусловно, такое сравнительно малое количество долетевших до Кремля вражеских самолетов и относительно небольшие людские потери и разрушения — заслуга ПВО столицы. Но удачная маскировка, выполненная под руководством выдающегося архитектора Б. М. Иофана, и самоотверженность защитников крепости помогли сохранить ансамбль Московского Кремля со всеми его соборами, музеями, историческими и культурными ценностями.

О. К. Кайкова, Е. И. Рычкова

Материалы взяты из книг: Московский Кремль в годы Великой Отечественной войны. М., 2010; Московский Кремль — цитадель России. М., 2009; Москва военная: 1941–1945. Мемуары и архивные документы. М., 1995.

Наверх