Музейно-исторический информационный портал

Музейно-исторический информационный портал

Официально безумный

  • 17 июля 2016 |
Фанни Лир в виде Венеры с яблоком. Скульптура работы Т. Солари
Фанни Лир в виде Венеры с яблоком. Скульптура работы Т. Солари

Читать часть 2

Часть 3

Николу объявили сумасшедшим. Семейство Романовых открестилось от принца, соблюдая при этом приличия: принц продолжал жить в свете, что не давало общественному мнению повода для создания образа ущемлённого в правах страдальца.

Так было принято политическое решение дождаться освидетельствования преступника докторами и затем, «каков бы ни был его результат, объявить его для публики больным душевным недугом».

Сказано — сделано. К принцу немедленно были приглашены три весьма известных медика (Балинский, Карель и Здекауер, как указывал Милютин), которые освидетельствовали его и доложили государю, что в речах и поступках Николая Константиновича нашли «нечто странное». Странное выражалось в том, что молодой человек, казалось, не только не опечален всем случившимся — он шутит и кажется совершенно равнодушным ко всему, что происходит вокруг него. Никакие беседы с медиками не затрагивали его души, угрозы не пугали, уговоры не действовали. Ему объявили, что он лишен всех чинов и орденов и будет находиться в заточении без срока. Он и на это практически не отреагировал. У врачей сложилось совершенно определенное мнение относительно его душевного состояния. И тогда император всероссийский на семейном совете решил признать Николая Константиновича психически больным. Вот так окончательное решение о диагнозе было принято самим Александром II на семейном совете. Юридическое и медицинское оформление этого решения заняло несколько месяцев…

Разумеется, общественный резонанс у этого события был огромный. Современники вовсю и каждый на свой лад задавались вопросом, что могло толкнуть Николу на похищение бриллиантов относительно небольшой стоимости, когда он сам обладал огромным состоянием. Обсуждения бродили по светским салонам и балам, тема захватила весь город. И мнение оказалось единодушным — клептомания! Но самое интересное, что в официальных документах это заболевание не упоминается. Речь идет только о «признаках душевного расстройства».

Медики продолжали тщательно исследовать состояние больного — как физическое, так и душевное. Они зафиксировали, что принц отвечал на их вопросы совершенно спокойно, признавая, что поводов для кражи у него не было и быть не могло, нужды в деньгах не существовало. Впрочем, ничего удивительного в этом не было, поскольку молодой человек к этому моменту впал в окончательную апатию, такое пристальное внимание светил науки кого угодно могло свести с ума. Диагноз, составленный медиками в тот же день, гласил: «Не замечается признаков какой-либо ясно определившейся душевной болезни, но его высочество находится в том болезненном состоянии нравственного растления, которое предшествует развитию многих душевных болезней. Такое состояние особенно часто встречается у больных, измученных онанизмом, избытком половых наслаждений, у одержимых хроническим алкоголизмом и т. п.». Таким образом, они не нашли у него никакой определенной болезни, а диагностировали только «состояние нравственного растления», что, в общем-то, не имело к медицине ни малейшего отношения.

К этому времени освободили из-под стражи Фанни Лир. Она оказалась на свободе на пятый день, 20 апреля, и вернулась домой, прекрасно понимая, что неприятности на этом не закончились. И в самом деле, ее предупредили, что ее навестит доктор Балинский, специалист по душевным болезням. Он явился буквально в этот же день и оказался бледным сухощавым человеком с глубоко сидящими раскосыми глазами. Его пристальный взгляд буквально гипнотизировал девушку, однако она была не из тех, кого можно смутить или сбить с толку такими приемами. Американка практически сразу поняла, что является целью визита этого странного человека. Специалист желал получить подтверждение сумасшествия её возлюбленного.

  • 74928955_ivan_balinskyПсихиатр И. М. Балинский

— Доктор, я уверяю вас, — с нервным смешком сказала она, — великий князь настолько же здоров умом, как и вы! Я знаю, что он страдает клептоманией, но никакой другой мании у него точно нет!

Доктор некоторое время пристально смотрел на нее, словно пытаясь убедиться в ее искренности, потом опустил глаза и уставился в пол.

— Гм… — промычал он наконец. — Но чем же тогда можно объяснить ваше влияние на него? Он днём и ночью требует вас с криками и воплями!

Фанни Лир только пожала плечами в ответ. Откуда ей это знать, если уважаемые профессора и доктора не могут понять причины? А может быть, все дело просто в том, что она действительно по-настоящему нужна великому князю, в отличие от всех прочих?

Доктор Балинский ушел практически ни с чем. Впрочем, на самом деле все это уже не имело значения. Медики отказались от мысли, что у его высочества есть признаки так называемой клептомании, они просто заявили, что у больного «развилась явная наследственная форма помешательства».

Тем не менее «больного» необходимо было лечить. 18–19 апреля врачи признали необходимым употребление хинина и бромистого натрия, и даже надевали на него смирительную рубашку и обливали холодной водой.  Трудно сказать, насколько сильно помогло принцу это «лечение», но медицина в то время шла путём проб и ошибок.

С. Девятов, И. Зимин, Б. Кузькин, Е. Рычкова

Читать часть 4

Наверх