Музейно-исторический информационный портал

Музейно-исторический информационный портал

Англичанин, искавший то, чего в Англии не может быть

  • 28 августа 2017 |

Сидней Гиббс

Это первая статья из цикла материалов о Сиднее Гиббсе, преподавателе английского языка. Он приехал в Россию в поисках себя и ответов на вечные вопросы. Сидней Гиббс стал учителем в доме Романовых, и его карьера в России была блестящей. События 1914 и 1917 гг. в очередной раз изменили жизнь англичанина. Мы проследим судьбу этого человека до приезда в Россию, понаблюдаем за тем, как он реализовал свои таланты в качестве преподавателя иностранного языка и затем вернулся на родину. Это был очень интересный опыт. Вместе с мистером Гиббсом читатели смогут немного иначе взглянуть на историческое прошлое и культуру России.

Сидней Гиббс был девятым ребенком в семье йоркширского банкира. Его старшие братья состоялись в финансовой сфере, следуя по торной дороге. Младший же сын в семье Гиббсов был постоянной причиной волнений. Этот ребенок, склонный к самоанализу, предавался глубоким размышлениям и больше подходил для служения Богу. Отец Сидни не испытывал финансовых затруднений, поэтому мальчик получил хорошее образование. Сначала Сидни Гиббс изучал искусства в Уэльсе, но отличник учебы и бакалавр искусств на этом не остановился. Душа его испытывала жажду веры, которую, как полагал Сид, он мог утолить, посещая теологические курсы в Кембридже и Солсбери. Это был период зарождения психологии, когда Библию, саму веру и чудеса ученые с известной степенью энтузиазма стремились препарировать... Поиски доказательств связи души с Богом привлекали Гиббса-младшего, зато методы вызывали отчетливый внутренний протест. В Кембридж молодой человек пришел глубоко верующим, но так и не нашел ответов на свои вопросы.

Стойкая неприязнь к академической теологии, стремившейся заманить Бога в лабораторию и изучить, не покидала Сидни Гиббса всю жизнь. Тогда молодой человек, как сказали бы сейчас психологи, провел рефрейминг и посмотрел на проблему с позиции оккультизма. Кроме новых ощущений, которые ненадолго увлекли любопытного студента, магия не принесла никаких результатов. Юный Гиббс оставил учебу, что было воспринято родителями с облегчением. За время студенчества он накопил достаточно знаний по политэкономии, философии, религиоведению и психологии (в том числе детской), но такой, казалось бы, широкий специалист оставался некоторое время не у дел. Гиббс-младший не собирался становиться священником, он искал работу, просматривая объявления в газетах. Однажды ему попалось заманчивое предложение: английских учителей приглашали на работу в Россию, жалование было назначено приличное (до 150 фунтов), расходы на переезд, оплату жилья и питания брала на себя принимающая сторона.

«Вы будете простым гувернером», — сказал его бывший преподаватель из Сент-Джонса. Родные также восприняли идею Гиббса отправиться в Россию без энтузиазма. Всем казалось, что столь одаренный юноша может добиться куда большего на родине. Однако сам Сидни чувствовал себя «товаром, который не пользуется спросом». Он счел, что знает о России достаточно, чтобы жить и работать учителем английского для русских студентов. Образ северной страны в голове юного англичанина складывался по большей части из модных тогда журнальных рецензий на работы русских художников и актеров. И молодой человек с легкостью сделал шаг, который изменил всю его жизнь.

Весной 1901 года Сидней Гиббс прибыл в Петербург в качестве приглашенного учителя английского языка. В России все тогда увлекались английским, поэтому учителей иностранного искали как для высших учебных заведений, так и просто для помещичьих детей. Частные преподаватели английского были людьми уважаемыми. Еще в 1834 году царское правительство ввело особый статус для наставников и учителей: они носили знаки отличия, получали особый чин и имели право на хорошую пенсию.

Россия испытывала новоявленного учителя с самого начала его карьеры. Первым учеником Гиббса стал сын помещика Суханова, не обладавший особенным умом. После года успешного обучения англичанина уволили. Причина показалась бы иностранцу нелепой: он не смог найти общий язык с матерью своего подопечного! Возможно, объяснение крылось в характере учителя-новичка: он часто давал волю эмоциям и применял телесные наказания. Вскоре Гиббсу отказали и в жилье — хозяйку волновал «слишком тихий» образ жизни постояльца. В Англии родители уже извелись, думая, как вернуть сына домой. Он же перебрался на новое место и начал давать уроки разным ученикам. Без работы он не оставался, да и Петербург с его странными обычаями окончательно приворожил молодого англичанина. Человек с изысканными манерами всегда приятен в обществе, поэтому у Гиббса быстро ширился круг знакомых. Так он познавал язык и культуру России.

Эстетические потребности Сидни Петербург тоже удовлетворял с лихвой: театр и балет в ту пору находились в самом расцвете. Иногда молодому учителю казалось, что вся Россия — это театр, и люди разных сословий живут, словно вписанные в сцену персонажи, постоянно играя. Особенно полюбился Сиду «зимний театр»: на улицах появлялись новые действующие лица в виде самоваров, закутанных в шубы, вокруг которых собиралась публика. Облаченный в снег и меха Питер пах сластями, терпкой елкой, здесь блеск бриллиантов спорил с зеркальностью катков в парках, с причудливыми ледяными городками...

Судьба вела очарованного странника все дальше: Сидни Гиббс стал работать в Императорском училище правоведения, где собиралась тогдашняя элита, готовились государственные деятели. Здесь мистер Гиббс столкнулся с неприятным обычаем: ученики были рады доносить друг на друга. Он никогда не слушал жалобщиков, более того, он прослыл настоящим борцом с доносами.

Вскоре Гиббс стал членом Петербургской гильдии английских учителей. В этой официальной организации он занимал разные посты и добрался до самого верха карьерной лестницы. Сидни Гиббс был известным знатоком литературы и искусства, к тому же прекрасно читал вслух. Он устраивал публичные чтения, где звучали произведения английских мастеров слова: Шекспира, Шелли, Спенсера, Диккенса. Ученики Гиббса тоже принимали участие в публичных чтениях, такая традиция продержалась до 1914 года, когда о развлечениях все позабыли, и причиной тому стала война.

1908 год преподнес англичанину очередной подарок: его кандидатуру среди прочих рекомендовали для обучения детей самого императора. Великие княжны вместе с родителями присутствовали на встрече короля Эдуарда VII с королевой Александрой на яхте «Штандарт». Британская и русская корона были связаны тесными родственными узами. Неудивительно, что плохая английская речь княжон, да еще и ужасный акцент обратили на себя внимание Эдуарда VII. Александра Федоровна вскоре озадачилась поисками учителя английского для своих дочерей. Произошло это в июне 1908 года, тогда Сидней Гиббс находился в Англии, а по возвращении в Россию он был приглашен во дворец, в Царское Село.

Мистер Гиббс, обучавший последних Романовых, столкнулся с новыми трудностями и совершил много открытий, о которых стоит рассказать отдельно. События 1917 года изменили жизнь англичанина, его дальнейшая судьба представляется весьма интересной. Русская культура оставила глубокий отпечаток в его душе.

По материалам книги «Цесаревич Алексей в воспоминаниях его учителей». М., 2006.

Кравец Анастасия

Другие материалы в этой категории: « Венценосные дети
Наверх