Музейно-исторический информационный портал

Музейно-исторический информационный портал

Хранилище (17)

Всякая воспитательная система, как и всякая широкая социальная идея вообще, сильна и прочна тогда, когда она развивается органически, преемственно переходя от одного поколения к другому и базируясь в своем развитии не на одни только подражательные, извне занесенные образцы, а главным образом на национальные особенности своего народа и на лучших представителей своего народа, светочей его исторического пути.

А. Е. Снесарев

Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т. д. Меню обширное и скучное, и сами его обширность и скука достаточно оскорбительны, чтобы восстановить разум против пользования им. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.

И. Бродский

Послов с обеих сторон окружали пристава. По мере приближения поезда посольского к Москве, его встречали один за другим отряды всадников, в одежде разных цветов; они выстраивались по обеим сторонам дороги, по которой двигалось посольство. Последний отряд, встречавший его под самым городом, был самый великолепный: это были «жильцы», на белых лошадях, одетые все в красное платье, с особенным украшением назади, похожим на крылья, которое некоторые иностранцы находили очень красивым.

В. О. Ключевский. 1866 г.

Не ясно ли хотя бы теперь, после тяжелых уроков Мировой войны, что о ней, как землетрясении или извержении Везувия, не нужно говорить с пренебрежением, а нужно внимательно и чутко слушать биение сердец этих явлений? Пока нет данных, что войне положен на нашей планете предел, а отсюда один вывод, что ее надо изучать и к ней готовиться.

А. Е. Снесарев. 1924 г.

Был в древности вдохновенный безумец, который ходил по стогнам великого города и кричал: «Еще сорок дней — и Ниневия погибнет!» И люди поверили пророку, оделись во вретища и покаялись все, от большого до малого, — и город не погиб. Но этот эпизод является лишь блестящим исключением на огромном фоне всяческих пророчеств. И в этом весь драматизм положения. Пророчеству нельзя отказать в истинности содержания, но ему верит только сам пророк, а Ниневия обычно гибнет.

А. Е. Снесарев. 1920 г.

Где елей искалеченные руки
Взывали к мщенью — зеленеет ель,
И там, где сердце ныло от разлуки,—
Там мать поет, качая колыбель.

Ты стала вновь могучей и свободной,
Страна моя!
Но живы навсегда
В сокровищнице памяти народной
Войной испепеленные года.

Для мирной жизни юных поколений,
От Каспия и до полярных льдов,
Как памятники выжженных селений,
Встают громады новых городов.

Май 1950

А. А. Ахматова

Только была одна причина, которая делала игумена Моисея бессильным: в Дивьей обители сидела в затворе вот уже двадцать лет присланная из Петербурга неизвестная "болярыня". Кто она такая, знал один игумен Моисей. Когда умерла императрица Елизавета, игумен думал, что "болярыню" выпустят, но наступил Петр III, потом Екатерина II, а "болярыня" все сидела и сидела: ее забыли там, в Петербурге. Так Дивья обитель и держалась своею именитою узницей.

Д. Н. Мамин-Сибиряк, "Охонины брови"

Подписаться на этот канал RSS