Музейно-исторический информационный портал

Музейно-исторический информационный портал

Имперская разборка на сопках Маньчжурии. Котёл закипает

  • 30 июня 2016 |
Карта театра военных действий
Карта театра военных действий

Часть 1

К исходу XIX века на Дальнем Востоке стал закручиваться довольно тугой узел. В 1891 году началось строительство Транссиба – самой длинной в мире железнодорожной магистрали, связавшей европейскую часть России с Сибирью и Дальним Востоком. Это, казалось бы, сугубо внутреннее событие спровоцировало нешуточный международный кризис. Дело в том что помимо чисто экономических проблем Транссиб призван был решить и военно-стратегическую задачу укрепления позиций России в этом регионе, обеспечить быструю доставку продовольствия и прочего снаряжения её восточным гарнизонам, а если потребуется, то и войск на Дальний Восток. Но этого очень не хотелось Америке, Англии, да и Японии, имевшим свои виды на перспективу расширения своих колониальных владений за счет Китая, Кореи, Маньчжурии, не способных постоять за себя и потому обреченных стать объектами империалистической делёжки. Именно на этих пространствах и столкнулись интересы России и Японии.

Напряжённость между Петербургом и Токио стала заметно усиливаться после завершения Японо-китайской войны (1894–1895). Рассчитывавшая на довольно значительный приз Япония и в самом деле получила немало. Японцы потребовали от разгромленного противника отказа от всяческих прав на Корею, уступку в пользу Японии ряда китайских территорий (Ляодунского полуострова, Тайваня, островов Пэнхулидао) и огромную денежную контрибуцию. Вынужденное согласие Китая на эти грабительские требования было зафиксировано в Симоносэкском договоре (апрель 1885 года). Однако полностью реализовать эти договоренности Япония не сумела. Россия, ощущавшая всё возрастающую военную угрозу со стороны Японии, настоятельно «посоветовала» ей отказаться от аннексии Ляодунского полуострова. К убедительной просьбе России присоединились Франция и Германия, имевшие свои планы на китайское наследство. Так империалистические державы вытребовали для себя целые «сферы влияния и интересов». Англии досталась долина реки Янцзы, Франции – остров Хайнань и провинции Юньнань, Гуанси и Гуандун, Германии – провинция Шаньдун со стратегически важной бухтой Циндао, а России – Маньчжурия и Порт-Артур на Ляодунском полуострове. Пожалуй, обделёнными могли считать себя лишь американцы, не поспевшие к разделу Китая, так как на тот момент Соединенные Штаты «переваривали» только что проглоченные Гавайи, а также отхваченные у Испании в 1898 году Филиппины, Гуам и Пуэрто-Рико. Поэтому оставшиеся без определенного китайского надела США провозгласили политику «открытых дверей» и постарались заручиться признанием этого принципа со стороны прочих участников дальневосточного колониального передела.

Не готовая к противостоянию на столь высоком уровне Япония не стала настаивать на безусловном выполнении условий Симоносэкского договора и по «совету» великих держав была вынуждена поумерить аппетиты. Однако обида осталась и довольно быстро переросла в ненависть, прежде всего к ближайшему соседу – Российской империи.

  • rus-jap-war-1904-2Карта театра военных действий

Загрузить карту в большом разрешении (4,8мб)

В результате победы над цинским Китаем Япония всё же получила 365 миллионов иен контрибуции. 20 миллионов из этой суммы были выделены лично императору, по 10 миллионов ассигновано на образование и защиту от стихийных бедствий, а 325 миллионов иен пошло на выплату займа, выпущенного для покрытия военных расходов и на увеличение вооружений. Причем 200 миллионов иен ушло непосредственно на нужды армии и флота. Некогда выдвинутый в ходе преобразований Мэйдзи (1868) призыв «Богатая страна, сильная армия» превратился из лозунга в реальность.

Уже в 1896 году в рамках подготовки будущего военного столкновения с Россией японское правительство провело через парламент большую военную программу, нацеленную на резкое увеличение численности и боевой мощи армии и военно-морского флота.

Антироссийские настроения в Японии крепли, но, ещё не готовая к открытому противоборству, она искала поддержки у других держав, проявлявших интерес к региону. Такого союзника она нашла в лице Англии, также заинтересованной в ослаблении позиций царской России как на Дальнем Востоке, так и в центральной Азии. В 1902 году было подписано англо-японское союзное соглашение, подтвердившее наличие «специальных интересов» британцев в Китае, а японцев – в Китае и Корее. И Лондон, и Токио обещали друг другу союзническую помощь вплоть до вооруженного содействия в случае войны с двумя или более государствами. Ни та, ни другая сторона не пытались даже скрывать антироссийскую направленность соглашения.

Поддержку на этом пути Япония получила и от Америки, которая заняла в назревавшем конфликте благожелательный (для Японии) нейтралитет. Чтобы покрепче насолить России, своему главному конкуренту на Дальнем Востоке, президент США Теодор Рузвельт предостерёг правительства Германии и Франции от попыток «повторить опыт вмешательства трех держав 1895 года» (то есть лишить Японию её ожидаемых завоеваний). В январе 1904 года в Японию прибыл военный министр США Уильям Тафт, обещавший Японии от имени Рузвельта поддержку США в случае войны с Россией. В Америке не особенно скрывали, что рассчитывают в результате крушения России отторгнуть у неё дальневосточные окраины, как это произошло незадолго до того с Аляской.

Всё это сопровождалось развязыванием грандиозной по масштабам и совершенно гнусной по сути антирусской пропагандистской кампании в США и Европе. Вот несколько строк из дневника тогдашнего главы православной церкви в Японии архиепископа Николая (позднее канонизированного как святого равноапостольного Николая Японского). Он писал 30 января 1904 года: «Но как же честят нас в газетах! В сегодняшнем номере Japan Mail просто целый ушат помоев, самых грязных и вонючих, опрокинут на Россию! Это-де такая варварская и такая подлая страна, что её стереть с лица земли мало! А Япония – да это просвещённейшая и милейшая из наций! И как же нас ненавидят, кажется, все народы мира!» (Кстати, уважаемый читатель, описываемые события более чем вековой давности Вам не напоминают нынешнюю ситуацию в мире?)

  • RIM_01-2015-58Антирусская пропаганда в Европе

Определившись с союзниками и противниками, официальный Токио отправил в конце июля 1903 года депешу в Санкт-Петербург с предложением начать переговоры. Цель их состояла в том, чтобы заставить Россию признать преобладающие интересы Японии не только в Корее, но и в Маньчжурии. Чтобы несколько подсластить пилюлю, Токио соглашался учитывать «специальные интересы» русских, но только в железнодорожных предприятиях на территории Маньчжурии. Россия, естественно, не могла согласиться со столь наглым демаршем конкурента. В воздухе запахло порохом.

Медлить с развязыванием военных действий Япония не собиралась. Было известно, что к тому времени ещё не закончено строительство участка Транссиба возле озера Байкал, что связывало руки русским в быстрой переброске резервов с запада. Открыть сквозное движение поездов через всю Сибирь собирались лишь к 1906 году. Дожидаться этого ни Япония, ни её союзники и советчики не собирались. Неизбежность Русско-японской войны становилась очевидной. При этом надо подчеркнуть, что планировавшееся вооруженное столкновение двух империй не должно было затронуть территорий друг друга. Практически все военные действия в рамках Русско-японской войны произошли на просторах стран, предназначенных империалистами в жертву – Китая, Маньчжурии и Кореи.

Окончательное решение о нападении на Россию было принято 30 января 1904 года на заседании японского правительства. Все рычаги военного механизма Страны восходящего солнца были приведены в действие. Но вот незадача! 3 февраля Россия направила Японии ноту, в которой сообщала о своей готовности пойти на существенные уступки ради разрядки напряженности. Опасаясь, что подобный разворот дел отложит начало атаки и тем самым позволит не изготовившейся к войне России перегруппировать свои силы, правительство Японии отдало приказ, сославшись на технические проблемы, задержать российскую ноту на телеграфе в Нагасаки до 7 февраля, одновременно указав японскому посланнику в Петербурге официально разорвать 6 февраля дипломатические отношения с Россией. Это ещё не было объявлением войны. Но в тот же день, 6 февраля, японский флот вышел в Желтое море, взяв курс на Порт-Артур.

А. Лазарев

Читать продолжение "И полилась кровь…"

 

Наверх